Глава тридцать третья

Гарри уходил рано, чтобы успеть на занятия. Когда Снейп просыпался, его уже не было. Утром особенно ощущалось, что дом больше не пуст. Оставленная на кухне тарелка, брошенные на столе перья, сдвинутый коврик в прихожей, следы от ботинок на припорошенной снежком земле, исчезающие сразу перед крыльцом. Как ни странно, все это не раздражало и не выглядело нарушением привычного миропорядка Снейпа.
В это утро, спускаясь в гостиную, Снейп, не признаваясь себе, боялся не увидеть оставленных Поттером вещей. Боялся, что после их ночной ссоры Поттер решит больше не показываться в этом доме.
Но нет. На диване лежали учебники по Трансфигурации, недописанное сочинение Глава тридцать третья. На ковре стояла незакрытая чернильница, перед камином валялась крышечка от нее. Снейп аккуратно завинтил пузырек и вернул на прежнее место.
Ему сегодня тоже предстояло навестить Хогвартс. Но позже.

читать дальшеОдевшись, он вышел на улицу. Сунул руки в карманы пальто, ссутулился, поднял воротник. Булыжники мостовой были припорошены снегом. Голые деревья тянули черные корявые ветки к небу, затянутому серой пеленой. Под ними, хрипло перекрикиваясь, скакали вороны. И больше ни одной живой души.
Выйдя из квартала трущоб, Снейп пересек первую асфальтированную улицу. Город мало менялся. По крайней мере, та часть города, которую он помнил с детства.
Поднимаясь вверх на холм по узкой Глава тридцать третья дороге, огражденной стенами старых двухэтажных домов, Снейп искал глазами знакомую книжную лавку. Ее много лет содержала одна и та же семья, а поэтому он доверял ей гораздо больше, нежели новым маггловским книжным магазинам, рекламирующим бестселлеры.
Звякнул колокольчик, дверь открылась и закрылась, впуская зимний холод в теплое помещение. Снейп оглядел стеллажи томов, отмечая изменения. Сколько времени он здесь не появлялся? Лет десять? Он любил этот запах дерева и бумаги, неяркий свет, старомодную кассу на прилавке, вытертую краску на деревянном полу, и даже симпатизировал хозяевам-магглам, которые никогда не беспокоили его лишними вопросами и не суетились, предлагая что-нибудь купить.
- Добрый день Глава тридцать третья. Чем могу помочь, сэр?
Рыжеволосая девочка с двумя косичками, перекинутыми на грудь, отложила в сторону журнал и встала. Видимо, дочь старых хозяев. Снейп не помнил ее, но семейное сходство прослеживалось в чертах лица.
- Добрый день, мисс Макинтош.
- Откуда вы меня знаете? - она округлила глаза, подозрительно оглядывая посетителя.
- Я знал ваших родителей, вы похожи, - объяснил Снейп.
- А, - разочарованно протянула она.
- Я ищу книги... о дружбе. Что вы можете мне посоветовать? - спросил Снейп, пресекая дальнейшие попытки расспросов.
Девушка задумалась, оглядела полки.
- Боюсь, у нас вряд ли найдется такая литература... Мы не держим книг по психологии.
- Меня интересует не психология, - сказал Снейп. - Мне нужна Глава тридцать третья художественная литература.
Выйдя из-за прилавка, мисс Макинтош присела возле нижних полок, провела пальцем по корешкам.
- Джек Лондон вам подойдет?
Снейп понятия не имел, подойдет ему Джек Лондон, или нет, но на всякий случай кивнул.
- Есть еще Патрик О'Брайен, но всего две книги, первая и пятая.
- О чем они?
- Это морские приключения, - она обернулась, поглядела на Снейпа через плечо. - Очень увлекательно.
- Мне не нужны приключения, - Снейп начал жалеть, что зашел сюда.
- Дружба там тоже есть, - заверила его девушка, протягивая два небольших томика. Пролистав несколько страниц, Снейп решил купить их - текст оказался на удивление приятным.
- Это все, что у Глава тридцать третья вас есть? - спросил он, положив книги возле кассы.
- Есть еще "Приключения Тома Сойера", но это для детей. А если не секрет, сэр, для кого вы выбираете?
- В подарок, - буркнул Снейп, вытаскивая из кармана бумажник.
- В подарок? Так бы сразу и говорили, у нас есть прекрасное подарочное издание - "Маленький лорд Фаунтлерой", любой ребенок будет просто счастлив! Чудесная книга. А для взрослых - "Трое в лодке, не считая собаки", Джером Клапка Джером.
- Я возьму все, - торопливо сказал Снейп, лишь бы ему не навязали что-нибудь еще. Подождав, пока книги упакуют в бумагу и расплатившись, он поспешил выйти из магазинчика.



Оставив покупку Глава тридцать третья дома и переодевшись, Снейп аппарировал в Хогсмит. Ни с кем не здороваясь и нигде не останавливаясь, пошагал к замку. Сколько лет он ходил этой дорогой, возвращаясь в школу как в свои владения. А теперь он был здесь гостем. Снейп жадно смотрел на лес по обеим сторонам дороги. Большая часть его жизни прошла здесь. Он забирался в Запретный лес еще мальчишкой. А что теперь? Ему предложат вакансию сторожа вместо Хагрида? Или смотрителя вместо Филча? МакГонагал не упомянула, о чем хочет поговорить с ним. А может быть, она решила запретить ему видеться с Гарри? Снейп даже похолодел от этой мысли Глава тридцать третья. В голове замелькали воображаемые упреки - Поттер стал намного хуже учиться, пропускает занятия, стал несдержан, разболтан, рассеян... Одернув себя, Снейп вскинул голову. Ничего еще не произошло, а он уже начал выстраивать ответную речь... Мало ли по какому поводу он мог понадобиться МакГонагал!
Изнывая от беспокойства, он добрался до замка. Ученики во внутреннем дворике расступались, пропуская его. За спиной не слышалось даже шепота. То ли они настолько боялись его, то ли настолько сильно ненавидели...
Оказавшись перед дверями кабинета директора, Снейп на секунду подумал о том, что сейчас он войдет - и увидит Дамблдора. Задавив неуместную тоску, он постучал.
- Войдите, - раздался голос МакГонагал.
Снейп ошибся Глава тридцать третья совсем немного. Дамблдор был здесь. Правда, лишь на портрете, который приветливо улыбнулся.
- Северус, я рада вас видеть! - профессор встала из-за стола и подошла к нему, протягивая обе руки. - Спасибо, что решили заглянуть, я боялась, что я вы откажете.
- Вы писали, что я вам нужен, - Снейп кивнул в знак приветствия.
- Хогвартс не может обойтись без вас, - она чуть смущенно улыбнулась. - Впрочем, вы не любите лирических отступлений, так что я сразу расскажу, о чем хотела попросить вас. Вы уже знаете, что школа осталась без профессора Зельеварения? - Снейп кивнул. - Но без этого предмета невозможно сдать заключительные экзамены. Пока дети Глава тридцать третья занимаются сами, факультативы ведут старосты. Но нам не хватает книг... Большую часть лекций вы читали лично, и по учебникам всего этого не найти...
- Мне запрещено преподавать, - напомнил Снейп, не понимая, к чему клонит МакГонагал.
- Нет, Северус, я не о преподавании. Я хочу попросить вас написать учебник по Зельеварению.
- Учебник? - Снейп поднял брови.
- Написание книг не относится к преподавательской деятельности, - Минерва улыбнулась. - Зато дети смогут учиться по вашим работам самостоятельно, пока мы не найдем вам замену.
- Мне нужно подумать, - сказал Снейп, глядя за окно на заснеженный двор.
- Я могу дать вам время только до Рождества. Жаль, что эта идея пришла мне Глава тридцать третья в голову так поздно. И, Северус, разумеется, Хогвартс заплатит вам за вашу работу. Нам нужны учебники для младших и старших курсов, а также Высшие зелья для выпускников. Вы справитесь?
Снепй оскорбленно посмотрел на МакГонагал.
- Разумеется, я справлюсь!
- Я рада, что вы согласились! - она улыбнулась, - Кроме вас этого не сделает никто.

Ему больше нечего было здесь делать. Повода задерживаться в Хогвартсе не находилось. Спускаться в подземелья, чтобы за его спиной перешептывались и тыкали пальцем - мол, пополз навестить знакомых крыс - он не хотел. Намеренно выбирая самый длинный путь, Снейп шел к выходу.
- Профессор! Профессор Снейп, сэр!
Это был Драко. Подбежав к Снейпу Глава тридцать третья, он огляделся по сторонам.
- Сэр, прошу вас, уделите мне две минуты. Я должен поговорить с вами.
- Слушаю вас, мистер Малфой.
- Не здесь, - Драко снова огляделся и добавил, понизив голос: - Это очень личное, сэр, я бы не хотел, чтобы нас кто-то слышал.
Снейп плохо представлял себе, какие секреты могли завестись у Драко, но чтобы потянуть время, решил согласиться. Они вышли из замка и направились к Запретному лесу.
- Итак, что вы хотели мне поведать, мистер Малфой?
Драко заметно тушевался, собираясь с силами.
- Это касается моего отца, сэр, - наконец выговорил он.
- Надеюсь, он в добром здравии? - равнодушно спросил Снейп.
- Не совсем Глава тридцать третья... поэтому я и решил поговорить с вами.
- Не понимаю. Выскажитесь яснее, - потребовал Снейп.
- Сэр, он болен, - выпалил Драко. - Он тает на глазах, мы не знаем, чем ему помочь. Сэр, я знаю, что когда-то вы любили его... Вы единственный, кто способен нам помочь.
Снейп, остановившись, пристально смотрел на младшего Малфоя.
- Все давно в прошлом, - сказал он.
Драко покачал головой:
- Нет, сэр, не обманывайте себя. Если бы в вас не оставалось ни капли жалости к нему, вы бы не стали беспокоиться о нем, вы оставили бы его гнить в Азкабане. Я знаю, что вы неравнодушны к нему! я же видел Глава тридцать третья... Он тоже помнит вас! - Драко, забывшись, вцепился в мантию Снейпа. - Он зовет вас, когда ему снятся кошмары! Не меня, не мать, не слуг - вас! Азкабан почти разрушил его, но вы же можете спасти его, сэр?.. Можете?..
Драко, отчаянно глядя в глаза Снейпу, ждал ответа. Почти как у отца - серо-голубые, светлые... Он был похож на Люциуса в молодости. Но он не был Люциусом. И сам Люциус уже не был собой.
Мягко взяв Драко за руки, Снейп отцепил его от себя.
- Я ничем не могу помочь вам, мистер Малфой, - негромко сказал он. - Все уже в прошлом.
- Сэр Глава тридцать третья!.. Не отказывайте мне, прошу вас! Я больше ни к кому не могу обратиться. Неужели вы допустите, чтобы он умер? Вы же любили его, вспомните!
Запретный лес шелестел под порывистым ветром. Снейп взял Драко за плечо.
- Мистер Малфой, кто рассказал вам?
- Кто?.. Беллатрикс... Да и все Упивающиеся знали об этом! Разве вы будете отрицать?
- Нет, это ни к чему. Но мы с вашим отцом расстались почти пятнадцать лет назад. Сейчас уже невозможно ничего вернуть.
- А почему вы расстались? - жадно спросил Драко.
- Темный Лорд был недоволен нашей связью. Чтобы не поплатиться за это жизнью, мы приняли решение прекратить ее.
- Но ведь его Глава тридцать третья больше нет! Вам больше ничто не препятствует!
- А ваша мать? - с усмешкой спросил Снейп. - Вы уже не принимаете ее в расчет?
- Сэр, жизнь отца для меня важнее переживаний матери. Я смогу объяснить, я заставлю ее понять... - взяв руку Снейпа, Драко прижался к ладони губами. - Пожалуйста...
В лесу резко вскрикнула вспугнутая птица, захлопала крыльями, снимаясь с ветки.
- Сэр, вы не видели, каким он стал... Он потерял себя, он не помнит меня... Нет, конечно, он узнает меня, зовет по имени... Но его больше нет. От него осталась только одна оболочка. Только имя. - Малфоя трясло не на шутку, было похоже на то Глава тридцать третья, что сейчас он действительно говорит правду. - Я готов сделать все, что угодно, лишь бы он снова стал прежним, вспомнил, что я его сын, вспомнил, что любит меня... - Драко приблизился на шаг к Снейпу, положил руки ему на грудь. - Сэр, я готов на все. Поймите же... Отец всегда был для меня кумиром, идеалом, идолом, которому я поклонялся... Я хочу вернуть его. Я помню, каким он был! И я знаю, что он еще может таким стать! Из всех, кто помнит его так же, как я, остались только вы. Вы моя единственная надежда, сэр... - Привстав на цыпочки, Драко потянулся к губам Снейпа Глава тридцать третья, но тот остановил его. Приложил ладонь к щеке Драко, отодвинул мальчишку от себя и тихо произнес:
- Нет.
Юноша замер, напряженно глядя на Снейпа.
- И я настоятельно советую вам не делать глупостей, мистер Малфой, - убирая руку, холодно сказал Снейп.
- Предатель, - прошептал Драко, на глазах выступили злые слезы. - Предатель! - закричал он, сжимая кулаки. - Это все... все из-за тебя! Полукровка! Нищий! Дерьмо!
Ухмыльнувшись, Снейп развел руки в театральном полупоклоне и отвернулся. Поворачиваться спиной к Малфою он не боялся - знал, что у мальчишки не хватит пороху кинуть в него проклятие. Драко не привык действовать в одиночку.


Снейп долго бесцельно бродил по темнеющим в ранних Глава тридцать третья зимних сумерках окрестностям Хогвартса. Под вечер пошел снег, мокрый ветер бросал его прямо в лицо, пробирался к телу сквозь шерстяную ткань.
Разговор с младшим Малфоем, неожиданный и неприятный, не способствовал поднятию настроения. Разговор с МакГонагал, деловой и интересный, вызвал слишком много лишних эмоций.
Разговоры... чересчур много разговоров для такого короткого промежутка времени.
Ноги сами повели его к берегу озера. К укромному местечку возле старой плакучей ивы, уронившей в воду гибкие ветви. Вышагивая по знакомой тропинке, Снейп почти не думал о том, куда идет. Мысли были заняты книгами, учебниками и словарями. Только различив перед собой в темноте черный ствол Глава тридцать третья дряхлого дерева он осознал, где находится. И увидел, что он здесь не один. Темная фигура неподвижно стояла возле воды. Снейп скорее почувствовал, чем узнал юношу.
- Поттер. Что вы здесь делаете, - машинально вырвалось у него с досадой.
Гарри вздрогнул. Резко повернулся, бросил на Снейпа быстрый взгляд, а потом, будто смутившись чего-то, отвернулся и пробормотал себе под нос:
- Это не ваше дело... Я не обязан перед вами отчитываться.
Снейп приглушенно фыркнул. Гриффиндорская наглость - сначала занять его место, а затем еще и огрызаться. Впрочем, Поттеру вряд ли было известно, что Снейп облюбовал себе этот берег еще тогда, когда самого Глава тридцать третья Гарри и в планах ни у кого не было.
Уходить, оставляя территорию противнику, ему не хотелось. Выгонять отсюда Гарри не было приличного повода. Снейп прислонился плечом к стволу. В конце концов, можно сделать вид, что здесь никого нет.
Он стоял достаточно далеко, чтоб между ними не было никакого физического контакта, но неожиданно для себя обнаружил, что все равно ощущал присутствие Поттера. Кожей или чем-то еще... он не знал. Это присутствие раздражало его, бередило что-то такое внутри, что не давало ему покоя. Но уходить Снейп не собирался. Из упрямства.
- А что вы здесь делаете? - вдруг спросил Гарри.
Снейп удивленно поднял брови Глава тридцать третья, сразу не найдя, что ответить. Что он здесь делает? Видимо, то же самое, что и Поттер. Но говорить об этом он не был намерен.
- Гуляю, - буркнул он, не придумав ничего лучшего.
Сумерки сгущались, снежинки, кружась, ложились на черную воду. Гарри украдкой посмотрел в его сторону. Некоторое время помолчал, глядя на воду. А потом произнес:
- Я часто прихожу сюда. Еще с первого курса...
Снейп едва не передернулся. Это было его место, его территория, его кусок озера и его ива! И его камень! А Поттер, видимо, считал себя единоличным обладателем этого укромного уголка!
Возмущенно поджав губы, Снейп ответил:
- Удивительное Глава тридцать третья совпадение.
Не обращая внимания на язвительный тон Снейпа, Гарри продолжил, словно стараясь доказать свои права на это место.
- Мне часто снится, что я вижу здесь маму и папу... Когда я прихожу сюда, мне кажется, что они рядом... Особенно мама. Мне кажется, она тут бывала, и ей тут нравилось.
- Она тут бывала, - после недолгой паузы отозвался Снейп. - Но это место не было ее любимым.
- А какое было любимым? - взволнованно вылетело у Гарри, и он втянул голову в плечи, будто ожидал удара в ответ.
Снейп качнул головой, хотя Поттер, стоя к нему спиной, вряд ли увидел бы этот кивок:
- Выше Глава тридцать третья. Дальше от берега. Там, где возле квиддичного поля растут дубы.
- Откуда вы знаете?
Снейп пожал плечами.
- Я видел ее там. Не один раз.
Он мог бы добавить, что и сам бывал там вместе с ней - когда она в очередной раз пыталась с ним "подружиться" - но решил, что это будет лишним.
- Какой она была? Какой вы ее помните? - Гарри произнес это быстро, почти требовательно, почти приказывая рассказать.
- Красивой. Рыжеволосой. - Снейп очень хорошо помнил лицо Лили. Когда он вспоминал о ней, оно всплывало в его памяти, как на картине. - У нее были светлые веснушки на носу и на скулах. У нее была привычка Глава тридцать третья хмуриться, поджимая губы. Ходить, прижимая к себе учебники. Она была строгой... ко многим. И милосердной к тем, кто слабее.
Снейп будто забыл о том, что его слушает Гарри. Он говорил об этом как будто самому себе. Будто если он будет хранить эти вспоминания, чувство вины за ее смерть не будет таким тяжелым. Лили, возможно, простила бы его. Он сам себя - нет.
Гарри нервно сглотнул.
- Я знаю, вам, наверное, это кажется глупым и сентиментальным... Что я до сих пор выспрашиваю у каждого, кто может что-то помнить о моих родителях, какими они были... Иногда прошу рассказать мне что Глава тридцать третья-то еще и еще раз, и мне всегда мало. Мне уже 17... Пора бы перестать гоняться за прошлым... Но мне так не хватает их... - Он помолчал немного. - Вы счастливее меня, сэр. Вы помните свою мать. А все, что есть у меня, это чужие воспоминания...
Это было, как обухом по голове. Как будто Снейпа окунули в ледяную декабрьскую воду. Вы счастливее меня, сэр... Эти слова вызвали в Снейпе такую нечеловеческую тоску, что у него перехватило дыхание. Он никогда не знал, никогда не думал, что однажды встретит человека, которому окажется ХУЖЕ, чем ему самому...
Он молчал. Он не знал, что ответить. Он был оглушен неожиданным Глава тридцать третья откровением.
Почему он раньше об этом не думал? Гарри был всего год, когда погибли его родители. Он их даже не помнит. А у него самого - если не брать во внимание отца - была семья. На целых четырнадцать лет дольше, чем у Поттера.
Шагнув от дерева, Снейп взял Гарри за плечо.
- Ваши родители, Поттер, были... достойными Гриффиндорцами, - это было все, что он мог сказать, наступив на горло своей памяти.
- Я знаю... знаю, что давно пора прекратить эту погоню за призраками... - прошептал Гарри, будто не заметив руку на своем плече. - Дамблдор еще на первом курсе предостерегал меня, когда застал возле зеркала Глава тридцать третья Еиналеж. Их не вернуть... Не вернуть... - последние слова Гарри прошептал почти неслышно. - Странно, сейчас, когда все закончилось, я думаю о них даже чаще...
Снейпу очень хотелось прекратить этот разговор, потому что он не имел ни малейшего понятия о том, как утешать тех, кому больно. Но люди не перестают чувствовать по приказу. А жаль. Было бы намного проще.
За плечо притянув Гарри к себе, Снейп заставил его прислониться к себе спиной.
- Вы можете думать о том, что в конце концов вы сделали самое главное.
Снейпу очень не хотелось говорить всего этого, потому что слова заставляли его испытывать слишком Глава тридцать третья много лишних и ненужных эмоций. Но Поттеру сейчас было хуже, чем ему. Снейп прожил жизнь в ненависти и обиде. Поэтому остаться без родителей для него было не так тяжело. Едва лишь представив себе, что было бы, если бы он любил их, он вздрогнул и запретил себе думать об этом. Запретил даже думать о том, что когда-нибудь он об этом подумает.
- Ваши родители верили в вас.
Это было совсем не то, это вряд ли можно было назвать утешением. Какой смысл знать, что ты оправдал ожидания, если тех, кто надеялся на тебя, уже нет?!
- Поттер... Жизнь продолжается. Рано или поздно... вам придется Глава тридцать третья смириться с тем, что люди умирают. Но на этом ничего не кончается. Смерть... вы вряд ли меня сейчас услышите. Смерть - это не конец.
Он мог бы сам сказать это себе. Потому что до сих пор не смирился со смертью деда. И до сих пор не мог ее простить - то ли ему, то ли себе. До сих пор не смирился с тем, что так и не успел дать понять матери, что она нужна ему. Не простил себе то, что отгораживался от нее - и не простил ей того, что она не сумела сломать его баррикады.
Гарри прерывисто выдохнул, облачко пара Глава тридцать третья растворилось в сгущающихся сумерках. Снейп развернул его к себе. Тот пошатнулся - ноги замерзли и не держали, наверное. Следовало бы тут же отправить его в тепло, в Хогвартс.
- Поттер. Вы меня слышите? - спросил Снейп, вглядываясь в лицо Гарри и не обращая внимания на то, как сократилась между ними дистанция.
Гарри всматривался в лицо Снейпа, не отвечая. Пытливый, вопросительный, умоляющий взгляд уже не пугал так, как раньше. Наверное, Снейп просто начал привыкать к этому взгляду.
Еле шевельнув головой - очевидно, это означало кивок в знак согласия - Поттер начал мелко дрожать. Плечи тряслись под зимней курткой. Редкие снежинки опускались на его волосы и на пальцы Глава тридцать третья Снейпа, вцепившиеся в плечи Гарри. Он замерз. Его нужно было согреть. Снейп даже самому себе никогда не смог бы ответить на вопрос, почему ему было так жизненно важно согреть Поттера.
Лицо Гарри было совсем близко. На круглых стеклах очков таяли снежинки, стекая вниз холодными каплями. От дыхания стекла начали запотевать - Снейп неожиданно понял, что от его дыхания.
У Гарри был очень холодный нос и холодные губы. Холодные щеки. И теплое дыхание. Без привкусов, без каких-нибудь яблок или земляники, которые почему-то пришли Снейпу в голову. Просто губы, обычные мальчишеские губы. Скомкав в кулаках его куртку, Снейп прижал Глава тридцать третья Поттера к себе, вдавливая в себя. Словно этот поцелуй был для него эликсиром жизни.
Поттер, похоже, и не собирался сопротивляться. Тем лучше для Поттера. Или хуже. Хуже, лучше - какая, к черту, разница? Снейп все равно не понимал, что происходило в голове Гарри. И не горел желанием это понимать. В голове мелькнула мысль о том, что это хороший способ затыкать рот... и избавляться от ненужных разговоров.
Гарри всхлипнул - жалобно и беззащитно. Но не оторвался, не отпихнул от себя, а только прижался еще теснее. Снейп обхватил его обеими руками, прижимая к себе и согревая одновременно. Темнота позволяла ему быть ласковее и нежнее Глава тридцать третья. Если бы не она, он никогда бы не стал целовать его так, согревая своим дыханием. Губы и по отдельности уголки губ, кажется, даже щеки и подбородок...
Темнота и время здесь, наверное, были заодно. Сколько уже пролетело минут?.. Секунд?.. Когда Гарри только на мгновение оторвался от Снейпа, чтоб неловким, нервным движением снять очки, которые и так норовили съехать куда-то вбок, Снейп почти рывком притянул его обратно. Думать о том, что происходит, совсем не хотелось. И даже думать о том, что потом придется об этом подумать. Снейп не ожидал от Поттера такой смелости. Впрочем, это же гриффиндорец. Они славятся Глава тридцать третья безрассудством. Поттер, не чуть не смущаясь, сам захватывал его губы. И где только так научился? С Джинни?
Совершенно неожиданная ревность оказалась для Снейпа открытием. Уж чего-чего, а ревности по отношению к Уизли он от себя не ждал.
- Гарри! Гарри!
Наверху, на тропинке, ведущей от озера, послышались разноголосые крики.
- Он наверняка где-то здесь! - это был взволнованный голос Грэйнджер.
Ему ответило громкое недовольное бурчание Уизли-младшего:
- Да ладно! Он наверняка опять умотал в это свое секретное место!
- Нет, он же обещал мне, что сегодня ночует в Хогвартсе!
- Гарри!
Еще и Лонгботтом вдобавок.
Снейп оттолкнул от себя Поттера Глава тридцать третья.
- Вас ищут. Возвращайтесь, иначе в поисках будет участвовать весь Хогвартс.
Отступив в тень под дерево, Снейп прижался к стволу, сливаясь с темнотой.
Гарри ошеломленно смотрел в его сторону, близоруко прищуриваясь. Даже в сумерках на его лице были хорошо различимы обида и непонимание. А может быть, они угадывались в том, как он тяжело и прерывисто дышал. Снейп замер, надеясь, что в темноте гриффиндорская троица его не заметит. Поттер, нацепив очки, так ничего не сказав, кинулся в сторону и почти бегом стал продираться сквозь заросли кустарника - туда, откуда доносились голоса его друзей.


documentahmplwj.html
documentahmptgr.html
documentahmqaqz.html
documentahmqibh.html
documentahmqplp.html
Документ Глава тридцать третья